«Луноцвет и Чёрная Роза» Глава 5☆6

*****
Глава 5
Ворона, всё это время наблюдавшая за происходящим, незамедлительно донесла об увиденном Чёрной Розе.
— Он спр-р-равился! – прокаркала ей ворона – Спр-р-равился!
Весть была не по нраву колдунье. С недовольным, едва сдерживаемым хладнокровием на лице, она расхаживала по каменному холлу своего дворца, размышляя над услышанной от вороны новостью. Весть заставила серьёзно задуматься Чёрную Розу. Возможно, маленький лесной волшебник оказался не так и слаб, как она решила с самого начала. Кто он такой, колдунья тоже не знала, она вообще не предполагала о существовании других чародеев в этих лесах и конечно совершенно ничего не слышала о Луноцвете. Но Чёрной Розе ровным счётом до него не было никакого дела, у неё уже созрел план очередной тёмной мести.
— Ну что же, – проговорила она – Для лесного гнома он оказался весьма убедительным. И даже интересным. Надо понаблюдать за ним ещё немного, – обратившись к вороне, кивнула Чёрная Роза. И ворона последовав приказу своей госпожи, громко каркнув напоследок, вылетела из чёрного замка колдуньи. Сама же колдунья снова погрузилась в свою книгу заклинаний. Её помощница – летучая мышь Вильветта, всё это время сидевшая на спинке каменного трона, с опасением наблюдала за углубившейся в книгу хозяйкой. Перелистывая книгу страницу за страницей, Чёрная Роза, старательно искала в ней нужное ей заклинание.
— Ага! – вдруг воскликнула колдунья, заставив от неожиданности вздрогнуть свою маленькую компаньонку – Вот оно: заклинание Багряного Пламени! Теперь-то посмотрим, как этот лесной волшебник справиться с этим! Уж поверь, я устрою ему сюрприз!
Довольная своим замыслом, Чёрная Роза громко расхохоталась в предвкушении своего нарастающего колдовства. Её смех ещё долго бродил мрачным эхом по залам чёрного замка, пока не был подхвачен встречным ветром за пределами каменных стен, унося его за окраину колдовских земель.
***
В это время Луноцвет пытался разузнать что-либо о колдунье. Вторя ранее разработанному Фелиасом плану, он старательно пытался разговорить обитателей южного леса. Но жители южной окраины, не смотря на искреннюю благодарность маленькому волшебнику за спасение, не желали вступать с ним в разговор на эту тему. Чтобы не обидеть ненароком лесного чародея, они мягко переводили неугодную им беседу в другое, более приятное для них русло, например, о нынешней погоде или будущих запасах на зиму. Даже дружелюбные еноты со всем желанием помочь своему маленькому другу ничего нового не могли рассказать.
Фелиас тоже пока ничего не смог разузнать и порядком начал даже сердится. А приметившие огонёк недовольства в янтарных глазах филина, южные обитатели так и вовсе начали обходить его стороной. Никому в лесу не хотелось ссориться с большой птицей. Но Фелиас не собирался отступать. Напустив на себя гордо напыщенный вид, филин направился за окраину южного леса, надеясь узнать необходимые ему сведения там.
Воспользовавшись отсутствием друга, Луноцвет, разочарованный своими поисками, решил отдохнуть, присев на одинокий посреди леса пень. Но прежде чем он успел задуматься, его грустные размышления были прерваны присутствием маленького рыжего зверька. Луноцвет сразу узнал в нём уже знакомого ему лисёнка. А точнее лисичку, которую при наводнении вытащил из воды маленький волшебник. Её звали Брусничкой.
Брусничка не меньше хотела помочь Луноцвету и потому предложила ему навестить старого барсука Зверобоя. Барсук Зверобой, не смотря на свой пожилой возраст, был не столь мудр, сколько дерзок. Он единственный не побоялся остаться в норе, что находилась совсем неподалеку от завоёванной лесной территории колдуньи. Он и сейчас там проживает. И если верить знакомой сороке, очень даже неплохо.
Луноцвет решил принять предложение маленькой лисички и незамедлительно отправился в самую страшную, по словам лесных обитателей, часть леса. Брусничка тоже хотела отправиться с Луноцветом, невзирая на возможную опасность, которая может подстерегать их там. Но маленький лесной волшебник решил, что Брусничка ещё слишком мала, чтобы следовать в запретную часть южного леса, а потому попросил храбрую малышку не следовать за ним. Сам же Луноцвет борясь со своим внутренним страхом, направился в указанном лисёнком направлении. Конечно, ему хотелось сначала отыскать своего друга Фелиаса, но поразмыслив, решил, что времени на поиски филина у него не было, и потому отправился сам.
Бродя по некогда протоптанной тропе, Луноцвет заметил, что чем ближе он приближался к владениям колдуньи, тем темнее становились заросли южного леса. Его вгоняли в страх чёрные безлиственные деревья и мелькающие между ними тени, от которых невольно приходилось вздрагивать маленькому человечку. Блуждая, среди мрачно окружающих его деревьев и кустарников, Луноцвет вскоре понял, что заблудился. И куда теперь ему идти, он не знал. «Надо было всё-таки дождаться Фелиаса» – мелькнула грустная идея. Но было уже поздно об этом размышлять – маленький волшебник успел забраться далеко в гиблую чащу.
В лесу заметно похолодало. Луноцвет посмотрел на заслонённое серыми облаками небо и понял, что надвигается непогода. Необходимо было найти убежище для пережидания скорого дождя, и на этот раз уже не наколдованного. Однако Луноцвет не успел больше сделать и шагу – неожиданно раздавшийся из тёмного перелеска рык заставил неволей маленького волшебника вздрогнуть. Луноцвет обернулся, пугливо озираясь по сторонам. Но к своему мрачному неведению так никого и не обнаружил. Луноцвет старательно вглядывался между деревьев, опасаясь нападения со стороны неизвестного ему зверя. Но никакого зверя вопреки всем ожиданиям маленького волшебника не было. Однако проплывающий по лесу рык, продолжал нарастать неизвестно откуда, переходя в сдавленный хрип. Отчаянно хотелось убежать, но поражённый страхом Луноцвет не мог ступить и шагу в сторону, продолжая стоять в ожидании неизбежного.
Неведомая череда странных звуков завершилась также неожиданно, как и началась. Однако навстречу перепуганному человечку так никто и не вышел. Луноцвет расценил это затишье как собственный шанс и попытался скрыться. По-прежнему не зная куда идти, маленький волшебник наспех ринулся через заросли лесной малины, довольно удачно вывалившись прямо к входу верховой пещеры. Но заходить в тёмный проём Луноцвет пока не спешил. Оглянувшись на помрачневший лес, лесной человечек с запозданием понял, что времени в выборе другого пристанища у него, к сожалению, не осталось. Непогода разыгралась изначальной моросью, предвещая проливной дождь, да и неведомый зверь, затаившийся где-то в лесу, мог бродить неподалёку. В надежде, что зверь не обнаружит убежище за малинником, Луноцвет шагнул в беспроглядную глубь пристанища, решив переждать непогодь в ней. Подгоняемый порывами нагнавшего ветра, Луноцвет, словно лёгкая тростинка, сам того особо не желая, влетел в тёмную пещеру.
Пещера внутри оказалась совершенно непроницаемой и беспроглядной от настилающей темноты. Но, даже преобладая ночным видением, Луноцвет ничего не видел дальше собственного носа. Всё ещё колыхаясь от ветра, Луноцвет опасливо продвигался вперёд, вытянув худые ладони. Недолго пометавшись в темноте, маленький волшебник неожиданно наткнулся на нечто большое и непривычно мягкое. И даже больше, с переполняющим страхом отметил про себя Луноцвет – некогда сипящий не то рык, не то хрип, доносился именно от этого огромного мехового комка. Отстранившись, Луноцвет вдруг с ужасом осознал, что находиться в пещере спящего медведя. А хриплый рык оказался всего-навсего безмятежным храпом большого зверя. Однако маленького волшебника пугала отнюдь не расторопная случайность набрести на обитаемую берлогу. Нет. Исходящий от косматого кома храп неожиданно прекратился. Медведь просыпался.
Луноцвет на этот раз не стал медлить и спешно направился к выходу, ему необходимо было как можно скорее покинуть берлогу ещё до пробуждения большого зверя. Но, не справившись с ориентировкой в тёмном пристанище, Луноцвет неуклюже, сам же запнулся о медвежью лапу. Медведь смачно заворчал и повернулся. Маленький волшебник надеялся, что спящий хозяин берлоги всё ещё продолжал спать, но не нужно иметь ночное видение, чтобы понять, что медведь на самом деле проснулся.
Поднявшись в рост, насколько позволяла пещера, медведь сонно разглядывал перед собой смутную тень Луноцвета. Поняв, что убежать уже не получится, маленький волшебник прижался к земле, приготовившись к худшему. Но медведь не торопил события. Он долго всматривался в гостя, надеясь самостоятельно разобраться в потёмках пещеры, кто же перед ним лежит. В конце концов, медведь, надумав, раскрыл свою морду в широкой улыбке:
— Ах, так это ты Боровинок! – радостно проревел медведь – Что уже весна? Такое чувство, что я немного переспал в этом году!
Луноцвет с замершим от неожиданности сердцем, осторожно взглянул на возвышавшегося над ним медведя. «Весна?» – удивился Луноцвет – «Сколько же длилась его спячка? В лесу давно июнь месяц кончается!»
Медведь же угрюмо молчал, ожидая ответа. Луноцвет понял, что не смеет отмалчиваться перед большим зверем и потому поспешил честно разрешить возникшее недоразумение.
— Нет, я не Боровинок уважаемый медведь, – тихо пролепетал маленький волшебник.
Медведь нахмурился.
— Осинка ты что ли? – поинтересовался он вновь.
— Нет, – ответил лесной человечек – Не Осинка.
— Тогда кто же ты? – удивился хозяин берлоги.
Луноцвет поняв, что его жизни пока ничего не угрожает, медленно приподнялся с холодной каменистой земли, собираясь мыслями с ответом. Но что ему сказать, такому большому и сильному зверю? Медвежий нрав для Луноцвета всегда являлся смутным в понимании. За всю жизнь, он был знаком лишь с одним медведем, что жил в глубине северного леса и то предпочёл бы не встречаться с ним лишний раз. Представший перед Луноцветом великан не был для маленького волшебника исключением, внушая человечку немалые опасения. Маленький волшебник пребывал в смятении, было страшно заговорить с невидимым медведем вновь. Однако стоять перед большой косматой тенью, Луноцвету показалось ещё страшнее, чем если бы он встретился с ним при свете дня.
— Разрешите немного света, – вместо ответа попросил маленький волшебник.
Медведь усмехнулся:
— Разрешаю. Вот только интересно, где же ты его возьмешь в медвежьей-то берлоге?
Вместо объяснений, Луноцвет, дрожащими от волнения руками, осторожно воссоздал заклинание Волшебного Света, не очень яркого, но достаточного, чтобы осветить в тёмной пещере две приближённые фигуры – маленького волшебника и возвышавшегося над ним бурого медведя.
— Кто ты такой? – разглядев, наконец представшего гостя, вновь поинтересовался хозяин берлоги.
— Меня зовут Луноцвет. Я волшебник из северной части Зачарованного леса, – проговорил маленький волшебник – Прошу, не серчайте уважаемый медведь, я не хотел вас будить. В южном лесу я впервые и потому не смог найти нужной дороги, вот и набрёл на вашу берлогу.
— Так вот оно как! – добродушно проревел медведь – Ты заблудился! А я было подумал сначала, что это Боровинок пришёл будить меня после зимней спячки. Он всегда меня будит. Я, знаешь ли, заядлый соня, сам проснуться не могу, вот и приходиться просить своих знакомых. А ты значит, – он вновь обратился к Луноцвету – волшебник из северного леса? Никогда не видел волшебников, особенно таких маленьких. Как же ты умудрился забраться так далеко от дома?
— Я здесь по просьбе друга, – ответил Луноцвет – В вашем лесу поселилась колдунья, которая выселила практически всех его обитателей. Мне необходима была помощь в совете. Я направился к проживающему здесь барсуку, единственному как мне тогда казалось, обитателю гиблой чащи южного леса, но…
— Погоди-погоди, – перебил маленького волшебника медведь – Какая колдунья? Как это – выселила всех? Сколько же я спал, что один остался вне событий?
Луноцвет вдруг понял, что медведь, и правда, ничего не слышал, ни о чёрной колдунье, ни о захвате южной стороны леса, проспав в берлоге, почитай на три месяца больше положенного. Маленький волшебник решил поведать новому знакомцу о последних событиях, случившихся в этом лесу.
Медведь слушал Луноцвета внимательно, и не перебивая. Когда маленький волшебник закончил рассказ, медведь погрузился в грузные думы. Думал он, не спеша и основательно, время от времени сопя и посасывая с зимней привычки мохнатую лапу. После чего медведь с чувством хлопнул себя по мохнатому лбу:
— Вот это поспал, так поспал!
Убедившись в доброжелательности бурого медведя, Луноцвет, наконец, смог немого расслабится – как оказалось, фиктивный след опасности миновал, так и не сумев начаться. Бояться маленькому волшебнику было определенно нечего, и он решился задать хозяину берлоги свой главный вопрос:
— Уважаемый медведь, вы случаем не знаете барсука по имени Зверобой?
— Кто же его не знает, этого старого ворчуна? – радостно проревел медведь – Он живет у бугристого пригорка недалеко от ручья.
— А вы не могли бы показать мне направление, – спросил Луноцвет – А то я…
— Конечно, я тебе помогу! Ты же пробудил меня от спячки, и я просто обязан тебе быть благодарным, – улыбнулся в ответ бурый зверь – И будь уверен – в долгу не останусь. Я провожу тебя. А то вдруг ты снова, – усмехнулся медведь – заблудишься.
— Большое вам спасибо уважаемый медведь! – обрадовался Луноцвет.
— Да перестань ты называть меня «уважаемый», – попрекнул его медведь – Нет, я конечно очень уважаем в южном лесу, но ты лучше обращайся ко мне по имени.
— А как ваше имя? – поинтересовался маленький волшебник.
— Мое имя – Добровик.
*****
Глава 6
Добровик был рад, наконец, выбраться из затянувшейся спячки. Однако, выйдя из своей берлоги, перед ним предстала далеко не радостная картина. Его некогда зелёный и цветущий лес, каким он привык его встречать после спячки, пребывал в весьма тёмных и мрачных оттенках этого лета. Печальный пейзаж когда-то родного уголка, окончательно заставил медведя убедился в правдивости слов Луноцвета.
— Делааа… – протянул Добровик, вдумчиво почесывая затылок – Неужели я столько всего проспал?
Луноцвет вяло повёл плечами, обведя взором погрустневшую округу. Он вполне мог понять его чувства – проснутся после столь затяжного сна и увидеть вокруг погибший лес, даже для него лесного волшебника это было весьма печальным явлением.
— Скажи мне маленький друг, – обратился медведь к Луноцвету – Как волшебник. Можно ли ещё что-нибудь исправить или для этого леса всё потеряно навсегда?
Луноцвет коротко взглянул на здоровяка из-под ворота большой шляпы. Несмотря на невозмутимость и простодушие, медведь действительно переживал за родной лес, корил себя за излишнюю сонливость и упущенное ненароком время, что погубило лесную округу. Но пусть даже если медведь проснулся раньше, что он мог сделать против нашествия злой колдуньи? Сбежал вместе со всеми на окраину или опрометчиво встал на защиту? Сложно сказать наверняка.
— Думаю, что ещё не всё потеряно, – проговорил маленький волшебник – Если постараться, то определенно можно что-нибудь сделать для жизни этого леса.
— Так чего мы тогда ждём? – обрадовался Добровик, тяжело поднимаясь с земли – Поторопимся мой маленький друг, – медведь неожиданно поднял маленького волшебника, зацепив его в свои косматые лапы – Возможно, я ещё не всё проспал на этом свете.
И уверенной походкой поковылял к тому месту, где как он помнил жил старый барсук. Конечно, Луноцвету было не по себе в огромных лапах бурого медведя, однако возмутиться он так и не успел, а потому перечить большому зверю не стал, временно смирившись с участью медвежьей ноши.
Добровик сдержал своё слово, проводив маленького волшебника к назначенному месту. Как и оговаривал медведь, у заросшего мхом пригорка, возле пересохшего ручья, располагалась нора Зверобоя. Добровик, подойдя к барсучьей норе, отпустил Луноцвета, и грузно опустившись близ пригорка, громко позвал барсука.
— Зверобой! – проревел медведь – А, Зверобой! Выходи! К тебе гости пришли как-никак! Зверобо-о-ой!
— Да слышу! Слышу! Я не глухой! – хмуро отозвалось из норы – Уж и поспать старику не дают! – из тенистого проёма выглянула недовольно фыркающая мордочка барсука. Старый барсук по привычке повёл носом и наполовину выбрался из норы – Ну что случилось? – сварливо огляделся он, его взгляд сразу упал на выросшего над ним медведя – Ах, это ты Добровик, – молвил Зверобой – Давненько я тебя не видел. Удивлен. Не думал я, что кто-нибудь ещё заходит в эту часть леса.
— Как видишь, проспал я чуток в этом году, – виновато улыбнулся Добровик – Теперь не скоро в спячку впаду. Я даже месяц, какой сейчас не помню. Но это всё подождёт. Я вот с каким делом к тебе пришёл: не один к тебе явился, а с другом. С тобой хотел увидеться этот маленький волшебник, – указав лапой на Луноцвета, добродушно прогремел медведь – Он специально к тебе шёл за советом, аж от самого северного леса.
Барсук, вытянув свою полосатую морду, внимательно поглядел на Луноцвета.
— Волшебник говоришь? – прищурившись, проворчал Зверобой и снова повёл носом – Чужак, – презрительно скривился барсук и снова фыркнул – Что-то он не больно тянет на волшебника.
Луноцвет не обиделся, он вполне привык к подобному обращению. Порой лесные обитатели при первой с ним встрече частенько не то удивляются, не то сомневаются, принимая его за кого угодно, но только не за волшебника. Однако вступать в дискуссии со старым ворчуном у Луноцвета не было ни малейшего желания.
— Уважаемый барсук, – вступил в разговор маленький волшебник – Я не стану вас переубеждать, в моём распоряжении не так много времени, чтобы вести бессмысленные споры. Вы сами видите, в каком запустении оказался южный лес. Я здесь по просьбе друга. Однако сам не знаю, чем могу быть полезен. Мне сказали, что вы можете рассказать о колдунье по имени Чёрная Роза. Другие обитатели бояться поднимать этот разговор. Вы правы, я не местный, но хочу помочь вашему лесу снова расцвести. Однако чтобы что-то предпринять, мне необходимо знать. Поэтому прошу – расскажите всё, что знаете о Чёрной Розе.
Барсук задумался. Продолжая разглядывать маленького лесного волшебника, он, с минуту пожевав губу, наконец, решился.
— Хорошо, – сказал он – Вижу, недаром ты проделал столь большой путь из северного леса в южный. Не побоялся прийти в эту почерневшую от колдовства часть леса ради встречи со мной. Думаю, я так и быть расскажу тебе одну историю. А ты слушай и запоминай. Второй раз я повторять не буду.
Луноцвет приготовился слушать.
— Говорят, – начал барсук – Чёрная Роза не всегда была такой, какой мы знаем её сейчас. Колдунья у южного леса была всегда, она мирно жила на лесной стороне и славилась своим волшебством. Однажды эта колдунья влюбилась в молодого человека. Любовь колдуньи к этому молодому человеку была искренней, она открыто дарила ему всё то, что так любила сама. Но в один прекрасный день этот молодой человек исчез из жизни колдуньи. Никто не знает почему, никто не знает как и куда он пропал, и что с ним стало теперь. Но лесная колдунья решила, что он предал её чувства, разозлилась и отказалась от своей любви, заточив её в музыкальную шкатулку. Охваченная яростью, она выбросила коробочку в озеро, что на краю южного леса находится. А сама, обратившись к чёрной магии, нещадно начала губить лес.
Прервавшись, барсук, поманив Луноцвета мохнатым когтем, прошептал:
— Говорят, шкатулка и по сей день хорониться на дне озера. И единственный способ вразумить обезумевшую без любви колдунью – вернуть её ей. Так, по крайней мере, считаю я, – фыркнув, закончил старый барсук.
— Я всё понял, – кивнул Луноцвет – Благодарю вас уважаемый Зверобой. Вы мне очень помогли.
Казалось, разговор был окончен, но нет – старый барсук не готов был отпускать маленького волшебника, окликнув его, он попросил обождать ещё немного, после чего скрылся в своей норе. Оттуда Зверобой вытащил маленькую белую книжку. Проведя по обложке когтистой лапой, смахивая пригоршни земли, барсук передал её Луноцвету.
— Эту вещицу я на днях нашёл недалеко от своей норы, – сказал старый барсук – Она исписана непонятными мне значками, а я хоть и умный, но читать не умею. Думаю, что тебе она понадобиться больше, чем мне.
Луноцвет внимательно посмотрел на доверенный ему подарок. Книжка была не больше записного блокнота, в мягком, светлом, пусть и в перепачканном землёй переплёте. Наскоро пролистав книжонку, Луноцвет убедился – её листы были исписаны словами не простыми – заклинаниями. Ранее она явно принадлежала некому чародею и его заклинания, могут быть очень даже полезны в борьбе с коварной колдуньей.
— Как же могла отказаться в лесу столь важная книга? – удивился вслух Луноцвет.
— Её принесла, как я полагаю какая-то птица, – проворчал Зверобой – Белая такая, небольшая ростом – на вяхиря похожая, но такого окраса я не встречал никогда.
Луноцвет улыбнувшись, понял, что барсук имел в виду белого голубя. Эти птицы действительно крайне редкие гости в лесу. Голуби не кочуют, они не дикие вяхири и предпочитают селиться за равниной в местах населённых людьми. Но как оказался голубь в лесу, слыла загадкой, разъяснения которой Луноцвет пока не мог объяснить.
Маленький волшебник горячо поблагодарил барсука Зверобоя за неоценимую помощь. Кивнув ответно старый барсук, устало зевнув беззубым ртом, отправился обратно в свою нору. А Луноцвет коротко взглянув на медведя, поспешил покинуть заросший пригорок.
— Ну что маленький друг, – поинтересовался Добровик – Куда дальше направляемся?
— К озеру, – прошептал в ответ маленький волшебник – Нам надо к озеру.

*Иллюстрация с просторов Интернета

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели