Луноцвет и лесная колдунья

☆☆☆☆☆
Сказка об уважении, что допустимо порой без вреда…

Одинокой маленькой фигурой, старушка неспешно продвигалась вперёд, уверенно углубляясь в самую чащу северного леса. Этой тропой мало кто ходил из местных, и потому она казалась гостье такой особенной. Под ногами шелестел приятный, еле слышимый аромат пожелтевшей травы, волнующий лёгким благоуханьем опавших листьев и терпким запахом грибов. Её охватила ностальгия, звучащая тихим минором в глубинке души – как же давно она здесь не была.
Старушка встряхнула копной ещё не до конца выцветших рыжих волос и оглянулась по сторонам. В это время года лес был особенно прекрасен в красках золотой осени. Прохладный ветерок, весело чинясь, пролетал мимо задумчивых деревьев, срывая с них разноцветные листья. Где-то вдали одиноко щебетал свиристель. Гостья с жадностью вдохнула удивительно свежий, пропитанный волшебными нотками воздух. Зачарованный лес был недалеко. Она чувствовала его – этот нетронутый людским следом уголок лесной чащобы, где царила уже знакомая ей тишина, сопровождаемая осенней мелодией ветра. Казалось, ничего не изменилось со времён её долгого отъезда.
Лесная колдунья вздохнула, ей пришлось покинуть просторы почти родной дубравы на эти долгие несколько лет, отсутствуя, как ей показалось целую вечность. Её плечи задрожали от нетерпения, ей хотелось поскорее добраться до своей позабытой лачужки, что находилась на окраине Зачарованного леса. Поспешив на одинокую опушку, колдунья застала у холма высокий и могучий Дуб. Её лачуга стояла вверх по ручью, однако, погоняемая давней тоской, она решила сначала поздороваться с хозяином леса.
Приблизившись к Великому Дубу, колдунья почтительно ему поклонилась. Огромных размеров древо возвышалось над ней, уходя своими длинными ветвистыми кронами высоко к поднебесью. Несмотря на осеннюю пору, его крупные волнистые листья ещё не успели до конца отцвести, оставляя на его ветвях смесь золотых и зелёных оттенков. Вокруг величественного Дуба располагалась несколько побледневшая от осенних красок моховая полянка, всё так же гостеприимно предлагающая присесть отдохнуть.
— Ну, здравствуй, друг старинный, – тихо сказала старушка – Давно не виделись. Как видишь – я вернулась. Скучал по мне? Уверенна, что нет. Однако вижу, ты замечательно справлялся без меня, даже в моё отсутствие лес выглядит прекрасно…
Лесная колдунья довольно обвела осеннюю дубраву, чувствуя себя вновь единственной и неоспоримой хозяйкой на весь Зачарованный лес. Оглядев приближённые деревья, её взгляд неожиданно задержался на зарослях соседнего кустарника, заприметив в них нечто странное для колдуньи. Осторожно раздвинув густые ветви, лесная колдунья почти сразу увидела спрятанный под низкой лиственницей маленький домик. Старушка нахмурилась – сколько она не жила в Зачарованном лесу, ранее этой пристройки здесь не замечала. А значит, некто уже успел поселиться, внемля её отсутствию и согласно размерам домика, этот некто был невелик. Лесная колдунья замысловато огляделась по сторонам, она была уверена, что его маленький обитатель находился неподалёку.
Луноцвет тоже заметил незнакомую старушку. Держась высоты ветвистого кедрача, маленький волшебник заинтересованно наблюдал за незваной гостьей. Луноцвет удивился, как же легко был обнаружен его маленький дом. Далеко не каждому удавалось не то чтобы заметить, отыскать случалось не всем: ни птицам, ни животным, ни тем более людям. Это заставило насторожиться маленького волшебника – женщина явно была человеком. Пусть и необычным человеком. Пытливо осматриваясь по сторонам, старушка пыталась его отыскать, но пока безуспешно. Её острый взгляд кружил совсем близко с тем местом, где прятался маленький волшебник, но Луноцвета, она кажется пока не заметила.
— Я знаю, что ты рядом! – неожиданно громко проговорила внизу незнакомка – Выходи, где бы ты ни прятался!
Но Луноцвет не спешил отзываться, задержавшись на кедровом суку, маленький волшебник задумался: стоит ли ему вообще выходить навстречу? Временами, не знаешь наверняка, чего ожидать от нежданных гостей, особенно столь необычных и проницательных людей – у них никогда не бывает случайностей. Пока маленький волшебник размышлял, звучный голос старушки давно уже стих, выдерживая тишину осеннего леса. Немного помявшись, Луноцвет решился всё-таки показаться. Плавно спустившись с высокого дерева, он затерялся в ветвях можжевельника. Так казалось самому Луноцвету. Но поймав ожидающий взгляд незнакомки, Луноцвет немного помедлил – она знает, где прячется он. Решив, что смысла таиться больше не было, Луноцвет неуверенно вышел навстречу старушке.
Перед ним предстала невысокая, пожилого возраста женщина с взъерошенными рыжими волосами, среди неровно стриженых прядей, маленький волшебник заприметил в них несколько проблескивающих бусин. Её морщинистое лицо было изрядно усыпано многочисленными родинками и не менее неисчислимым обилием веснушек. Одета она была в длинную, почти до пят цветастую юбку и потёртую тёмную куртку, на тонких ногах болтались старые потрёпанные башмаки. Встретившись взглядом, Луноцвет невольно отступил назад, осознав, наконец, кому он попался на глаза – перед ним стояла лесная колдунья.
— Я тебя здесь раньше не видела, – внимательно оглядев Луноцвета, хмуро поинтересовалась она – Кто ты такой и что делаешь в моём лесу?
— Я тоже хотел бы знать ответ на этот вопрос, – осторожно прошелестел Луноцвет – Кто вы и что позабыли в Зачарованном лесу?
Смерив маленького волшебника острым взглядом тёмных глаз, колдунья неожиданно рассмеялась в ответ.
— Ах ты, дерзкий коротышка, – заливисто проговорила старушка – Неужели не догадываешься?
Луноцвет вновь оглядел незнакомку.
— Думаю, вы колдунья, – предположил маленький волшебник.
— Верно, – довольно кивнула она, представляясь – Я Велеса, лесная колдунья северных земель и хозяйка Зачарованного леса.
Луноцвет не согласился.
— Хозяин у Зачарованного леса один – это Великий Дуб, – лесной человечек кивнул в сторону большого ветвистого дерева – Однако я не знал, что в этом лесу обитают колдуньи, – признался Луноцвет.
— А как же! – взволновалась Велеса – В этом лесу выросло не одно поколение подобных мне лесных колдуний! И смею заметить, что никаких волшебников среди них не было! Кто позволил тебе обживаться на нашей земле?
— Великий Дуб, – пожав плечами, ответил маленький волшебник – Он дал разрешение мне построить в этом лесу свой маленький домик.
— Но тебе не давала своего позволения я! – нарушая осеннюю тишь, сердито прокричала колдунья – Мне так и вовсе не нужно никакое соседство! Я не собираюсь делиться, особенно с добрыми волшебниками!
— А мне и не нужно ваше позволение, – невозмутимо проговорил Луноцвет – Его мне дал хозяин леса, а этого я считаю, вполне достаточно для меня.
И исчез, прежде чем колдунья успела попрекнуть его хоть одним единственным словом. Велеса рассеяно огляделась вокруг, маленький человечек растворился в кружащей над лесом золотистой листве, словно того и не было вовсе. Так и не сумев его ни увидеть, ни почувствовать, лесная колдунья, сердито притопнув ногой, поспешила уйти с дубовой поляны.
Продолжая ворчать, Велеса спешно приближалась к родимой ветхой лачужке. Сейчас ей больше всего хотелось оказаться именно там. Встреча с маленьким волшебником неприятно подивила колдунью, не принеся ей ничего кроме досадного раздражения. Велеса совершенно не желала мириться с соседством и надумала извести неугодного ей человечка, прогнав его из Зачарованного леса.
Поразмышляв, колдунья решила напугать маленького волшебника, наколдовав ему Чёрных Змей. Кроясь в сухой листве, змеи вились между корней деревьев и встречных мелких камней, спешно приближаясь к назначенному месту. Однако до маленького домика они так и не добрались. Опознав морок, Луноцвет рассеял колдовство лесной колдуньи, обратив змей в потемневшие листья.
Поняв, что человечка так просто не выгонишь, затеяла лесная колдунья его усыпить, навеяв Лютую Морфею. Подобно вечернему туману, она плыла к спрятанному среди зарослей маленькому домику, погружая в глубокий сон всё, к чему только прикасалась. Но Луноцвет и сам любил ночь, он быстро распознал коварную Морфею и преобразил её сон в звёзды. Чередой тысяч сверкающих огоньков, они рассыпались удивительным звездопадом на ночном небосводе.
Увидев волшебство маленького волшебника, лесная колдунья, сердито топнув по влажной земле, поспешила скрыться во мраке северного леса. С горечью в сердце, старая ведьма понимала, что так просто избавится от лесного чародея, ей не удастся. Казалось, волшебство всего Зачарованного леса оберегало Луноцвета, не давая его колдунье в обиду, тем вызывая в ней жгучую досаду поражения.
Лесная колдунья медленно продвигалась по затемнённой тропинке, отчаянно размышляя над тем как прогнать так непонравившегося ей маленького волшебника из леса. За горизонтом уже начинало светать, а на ум, как назло ничего хитроумного не приходило. В конце концов, лесная колдунья, тяжело вздохнув, махнула на всё рукой, решив подумать обо всём при удобном случае днём, она направилась в сторону своей старой лачужки. Но едва перейдя ручей, навстречу Велесе вылетел, казалось взявшийся из неоткуда мальчишка. Едва увернувшись, лесная колдунья успела поймать неведомого ей непоседу за локоть, резво развернув его к себе. Однако им оказался не просто какой-то сельский мальчишка, а самый настоящий маленький леший.
Всем известно, что в каждом лесу живёт свой лесной хозяин. В народе их называют лешими. Они приглядывают за порядком в лесу, оберегая его от опасностей и прочих напастей. Следят, как цветут кустарники и распускаются цветы, правильно ли растут деревья, не ссорятся ли между собой обитатели леса – за всем присматривает лесной хозяин. Лешие и сами внешне напоминают деревья – иногда покрытые мхом, иногда лишайником, среди прочих кустарников их не сразу заметишь, не сразу узнаешь, а порой никогда не найдёшь. Но в северном лесу леших нет. Хозяином его является Великий Дуб, что живёт в самой глубине Зачарованного леса. Следя за порядком своей лесной дубравы, ему не было равных в сохранении природы собственного уголка. И пусть леших в северном лесу нет, жил в нём один маленький непоседливый лешонок, который любил шалости и шутки, и порой доставлял обитателям леса немало проблем.
Звали этого лешонка Алешка.
Алешка появился в лесу относительно недавно. Это был самый маленький и непослушный лешонок на всём белом свете, печально известный тем, что частенько подшучивал над жителями северного леса: то в речку столкнёт, то ягоды отнимет или же вовсе разбудит всех посреди ночи. Его шалости никогда ничего хорошего не приносили, доставляя лесным обитателям лишь одни неприятности. И куда только смотрят его родители? А никто и не знает, где его родители и откуда появился маленький леший в северном лесу. Сбежал он сам или прогнали его, никто точно сказать не мог, потому как сам Алешка, никому об этом не рассказывал, ведь у него совершенно не было друзей. Но лесные обитатели были уверены, что выгнали непоседливого лешонка именно за его злые шутки. Однако сами они прогнать маленького лешонка из северного леса так и не смогли. Маленьким он был, совсем как ребёнок – ну, куда такой непоседа пойдёт? Вырастет – поумнеет. Наверняка. А пока притерпелись, смирившись с озорством непоседливого лешонка, ожидая от непутёвого лесного человечка только лучшего. Однако меняться, и тем более в лучшую сторону Алешка пока не спешил.
Велеса внимательно оглядела лешонка. Невысокий ростом, но худой и долговязый сложением деревянный мальчик с взъерошенными на макушке грязными берестяными кудрями. Одет он был в одни единственные короткие штанишки, которые он, по-видимому, когда-то стащил у людей.
— Леший… – уже более сдержанно проговорила лесная колдунья, продолжая вглядываться в маленького лешонка – Отсутствовала всего ничего, а в лесу понимаешь, развелись такие перемены! – колдунья сердито сплюнула себе под ноги – Ты кем будешь?
— М-меня Алешкой зовут, – испуганно признался старушке лешонок.
— Ты Луноцвета знаешь? – строго поинтересовалась Велеса. Она решила не спрашивать, откуда и как здесь мог появиться этот маленький леший, с ним лесная колдунья могла разобраться позже, сейчас же её интересовал, только Луноцвет.
— Знаю, – осторожно кивнул Алешка.
Конечно, Алешка прекрасно знал, кто такой Луноцвет, где он живёт и чем занимается. Он не раз пытался перехитрить маленького волшебника, в надежде завладеть большой книгой заклинаний, которая, как казалось непоседливому лешонку, делала его самым могущественным на весь Зачарованный лес. Алешка тоже хотел стать сильным и потому мечтал завладеть теми тайнами, что обладала волшебная книга.
— А зачем он вам? – тихо поинтересовался лешонок, навострив свои и без того острые ушки.
— Мне как раз ни к чему! Я прогнать его хочу, – неожиданно для себя призналась колдунья – Но, к сожалению, у меня ничего не получается. Не знаю теперь, что и делать мне с ним…
Лесная колдунья вздохнула, не понимая, зачем она ему всё это рассказывает, Велеса совершенно не видела в маленьком лешонке нужного ей помощника. Однако сам Алешка был не согласен, он быстро понял, что тревожит лесную колдунью и поспешил предложить свою непоседливую лешую помощь.
— Думаю, я смогу вам в этом помочь, – ухмыльнулся Алешка, хитро улыбаясь в свой деревянный рот.
Помимо простых, по мнению лешонка, шалостей и безобидных шуток, Алешка любил баловаться ловушками, некогда оставленных егерями на окраине. Он долго разбирался, как те в свою очередь работают и в конце концов научился использовать их, к несчастью обитателей северного леса. Однако на помощь всегда приходил Луноцвет, он вытаскивал их из хитроумных козней неугомонного лешонка, успокаивая и угощая травяным настоем для крепкого сна, чтобы никакой леший не смог разбудить их посреди ночи. Это очень не нравилось Алешке и он тайно недолюбливал маленького волшебника. Узнав о неприязненности со стороны колдуньи, непоседливый лешонок согласился помочь, предложив свои озорные услуги.
Позабыв недавний страх, Алешка подошёл ближе, изложив колдунье свой хитроумный замысел против Луноцвета. Поразмыслив, наверное, с минуту, Велеса согласилась с идеями непоседливого лешонка. Договорившись об утренней встрече, Алешка исчез в ближайших кустах.
Проводив лешонка туманным взглядом усталых глаз, Велеса, широко зевнув, двинулась к лачужке. У неё, по меньшей мере, было несколько заветных часов сладкого сна, которые колдунья собиралась провести в своей кровати, прежде чем примется к осуществлению плана хитрого лешонка.
Ближе к полудню того же дня, Велеса пришла к лесному озеру, где она назначалась встретиться с маленьким лешим. Алешка нетерпеливо поджидал её рядом с клонящейся ивой, то и дело, подпрыгивая в предвкушении очередной шалости. Замысел непоседливого лешонка был на удивление коварен и прост – поймать неугодного для них Луноцвета в хитро припрятанную под дебрями прибрежной ракиты ловушку. Алешка уверял, маленький волшебник частый гость на озёрном берегу, он нередко приходит сюда – когда за травами, когда за ягодами, а иногда и вовсе просто посмотреть, как гуляют волны. Подтолкнуть лесного человечка к нужному дереву не представляло особого труда в затеянном плане. Луноцвет довольно рассеян, он мог просто не заметить приготовленной для него ловушки, а попавшись, маленький волшебник уже ничего не сможет поделать, оказавшись в полной власти лесной колдуньи. Оставалось его только заманить.
Велеса довольно кивнула, достав небольшой хрустальный шарик. Играя переливами всех цветов радуги, камень завораживал и был по-своему ценен колдунье. Решив, что маленькому волшебнику он будет тоже интересен, колдунья положила его среди листьев. Заливаясь калейдоскопом сияющих блик, хрустальный шар, неволей привлекал к себе внимание и, по сути, являлся хорошей приманкой для любопытных волшебников. Оставалось только подождать.
Первые полчаса ничего не происходило в северной глуши и нетерпеливой колдунье начинало уже весьма надоедать столь томительное для неё ожидание. Решив, что маленький леший всё-таки ошибся или того хуже – пошутил, Велеса надумала возвращаться домой. Выглянув из укрытия, лесная колдунья заметила вдруг среди зарослей высокого тростника неспешно приближающегося к берегу маленького волшебника. Колдунья поспешила затаиться, предвкушая, наконец, долгожданную победу.
Велеса долго прислушивалась к осенней тишине, в которой были слышны лишь лёгкие, едва уловимые шаги лесного человечка да её собственное переполненное нетерпеньем дыхание. Наконец, рядом что-то щёлкнуло, и колдунья поспешила к прибрежной раките, где, как она думала, был пойман в ловушку Луноцвет. Но как только лесная колдунья приблизилась к дереву, её со свистом подбросило вверх. Всё вокруг закружилось, завертелось и поплыло. Спешившись, колдунья просто не увидела припрятанного в опавшей листве силкового узелка, зацепив его ногой, она сама оказалась подвешенной над волнами лесного озера, угодив по неосторожности в собственную ловушку. Где-то вдали эхом пронесся насмешливый хохот маленького лешего.
— Помогите! Снимите! – теперь орала колдунья, отчаянно оглашая криками тишь осенней обители.
Лесная колдунья не сразу заметила, как рядом появился удивлённый Луноцвет. Подняв взгляд на визгливую колдунью, маленький волшебник, внимательно осмотрелся. Лесная колдунья опасно зависала над озёрной поверхностью водной глади. Ловушка, предназначенная скорее для ловли мелких животных, была не рассчитана на вес случайно взлетающих бабушек и тонкое деревце, к которому поневоле была привязана сеть, гнулось под его непомерной тяжестью, неумолимо склоняясь всё ниже и ниже к воде. Луноцвет и сам понимал, что колдунью нужно спасать.
Бегло оглядевшись, он нашёл виляющий отрывок верёвки, концом прилагающийся к той самой ловушке, на которой зависала Велеса. Схватившись за него, Луноцвет начал наматывать его на соседнее дерево. Ему было тяжело, но маленький волшебник не отступал. Упрямо, шаг за шагом, он тянул конец верёвки, приближая злосчастную ловушку со старушкой ближе к берегу. Луноцвет успел вовремя – державшая из последних сил колдунью сеть оборвалась и Велеса рухнула на влажную землю. Ива, которая всё это время придерживала её, казалось, облегченно вздохнула и расправила затёкшие ветви. Луноцвет сочувственно погладил деревце по стволу и поспешил к колдунье.
Лесная колдунья, тяжело вздыхая и кряхтя, наконец, села на примятый мох.
— Вы в порядке? – поинтересовался подоспевший к ней Луноцвет.
Велеса устало перевела взгляд на обеспокоенного лесного человечка. Её голова ещё кружилась, но в остальном она была в порядке. Велеса была удивлена, встретив взволнованный взгляд маленького волшебника. Несмотря на все те неприятности, что устраивала ему колдунья, Луноцвет действительно был взволнован, он наверняка сердился на неё. Но Луноцвет не сердился, напротив, маленький волшебник откровенно переживал и желал лишь помочь. Это почему-то совестило и вместе с тем очень раздражало лесную колдунью.
— В порядке я, – проворчала Велеса стараясь отвернуться от маленького волшебника, ей не хотелось смотреть человечку в глаза.
— Я рад, – вздохнув с облегчением, прошелестел маленький волшебник – Полагаю это ваше? – с интересом проговорил Луноцвет, бережно протягивая что-то колдунье.
Велеса нехотя оглянулась. В протянутых ладонях маленького волшебника красиво переливался её драгоценный хрустальный шар. С тенью удивления колдунья перевела взгляд на Луноцвета и снова на маленький шарик. Нет, ей не показалось, лесной человечек действительно возвращал найденную им редкую вещь. Горный хрусталь – сильный магический камень, известный среди колдунов. Как минерал, он редко встречается в лесах и даже в горах сложно добыть камень столь ценный огранки, что маленький волшебник держит в руках. А он так просто отказывается от него.
Вздохнув, колдунья приняла шар из рук маленького волшебника и приподнялась с земли.
— Ладно, – снова вздохнула лесная колдунья, отряхивая юбку от влажной земли – Идём.
Не решаясь следовать за колдуньей, Луноцвет помедлил.
— Идём-идём, – уверенно помахала ему Велеса, устремившись в сторону лесной дубравы.
Она привела Луноцвета к своей лачужке, что стоял выше по ручью. Небольшой и изрядно потрёпанный домик располагался внутри коренастого тёмного дуба. Луноцвет и не подозревал, что в этом почерневшем от времени древе мог кто-то обитать. С первого взгляда в нём сложно было определить даже избу, жилой дом в старом пне отдалённо выдавало лишь низкое крыльцо. Взобравшись по его скрипучим ступенькам Велеса хмуро оглянувшись на маленького волшебника, попросила того обождать. Луноцвет кивнув, остался ждать снаружи, он не спешил наведываться в дом лесной колдуньи даже по приглашению.
Оставшись за порогом, маленький волшебник беспокойно огляделся вокруг, ему было крайне неудобно находиться так близко от угодий лесной колдуньи. Однако он обещал ей немного подождать. Не желая представляться бестактным, Луноцвет, всё ещё непроизвольно волнуясь, старательно призывал себя к терпению. Но волнение всё не уходило и маленький волшебник настоятельно решил отвлечься. Приподняв голову, Луноцвет вдруг увидел на почерневшей ветви низкого дуба такую же чёрную как безлунную ночь птицу. Ворон почти сливался с ведмьинским древом и потому маленький волшебник не сразу его заметил. Подобно чёрному монументу, он оставался неподвижен, точно гранитный монолит.
— Нечасто встретишь столь маленьких гостей в столь большом лесу, – наконец прокаркал ворон, важно разглядывая притаившегося внизу Луноцвета – Моё имя Викторий. Я компаньон лесной колдуньи. А ты?
— Я Луноцвет, – осторожно представился человечек.
— Луноцвет, – нахмурился ворон – Да, я слышал о тебе, – всё так же хмуро продолжил Викторий – Ещё вчера лесная колдунья была вне себя от одной только мысли о тебе. А сегодня ты стоишь у неё на пороге.
Луноцвет пожал плечами, он и сам не знал, зачем мог понадобиться колдунье.
— И правда, зачем? – словно прочитав мысли маленького волшебника, тяжело вздохнул ворон. Викторий задумчиво покачивался на отсохшей ветке, в его глазах появился интерес. Но маленький волшебник не знал, что ответить чёрному компаньону, он и сам не понимал, для чего его пригласила лесная колдунья.
— Почему бы тебе самому не спросить свою хозяйку? – поинтересовался Луноцвет.
Викторий, не спуская взгляда с маленького волшебника, заметно напрягся. Замерев, он въедливо вглядывался в лесного человечка, надеясь извлечь из него ещё хотя бы слово. Но Луноцвет молчал. Птица казалась ему мрачной, во всем лесу не было никого подобного ему. А под пристальным взглядом глубоких глаз, ему казалось, прошла целая вечность, взамен тех нескольких минут его скромного ожидания.
— Пожалуй, я так и поступлю, – наконец отмерла чёрная птица, грузно вспорхнув с ветви сухого дерева, ворон, спешно скрылся в доме колдуньи.
Луноцвет свободно вздохнул. Он остался один, пусть и ненадолго. Лес пребывал в осеннем затишье, близился скорый закат. Осеннее солнце медленно уходило за горизонт, с каждым днём прощаясь всё раньше и раньше. Надо возвращаться домой. А из колдовского домика не доносилось ни звука.
Наконец из колдовской лачужки выглянула Велеса. В руках она держала свернутый в трубочку старый пергамент. Колдунья спешно спустилась по ступенькам и протянула свиток Луноцвету.
— Держи, – сказала колдунья – Эта карта подскажет тебе дорогу к сокровищам, которые спрятала моя троюродная прабабка много лет назад в северном лесу, – пояснила она Луноцвету – Сама карта с хитростью, но думаю, ты разберешься.
— Я не могу её принять! – отступил Луноцвет – Зачем она мне?
— Можешь! – блеснула глазами лесная колдунья – Мне эта карта ни к чему, она уже много поколений лежит без толку. А тебе пригодится. Найденный клад используй с умом и делом, так говорила мне ещё моя бабка. Считай этот кусок картона моей признательностью тебе за помощь.
Поняв, что с колдуньей спорить бесполезно, Луноцвет согласился взять карту, хоть сама она была ему ни к чему. Напоследок выяснилось, что ни маленький волшебник, ни лесная колдунья, съезжать из северного леса не собирались, и потому нехотя согласились на соседство, обещая не причинять друг другу неудобств и вреда. Луноцвет, хоть и сам был немного не в восторге, сильно не переживал. Лес большой и простора в его лесных краях было предостаточно, не только животным, птицам и одному непоседливому лешонку, но и двум лесным чародеям, места наверняка хватит в нём …

Луноцвет и падающая звезда

☆☆☆☆☆
Сказка о том, как важно не потерять однажды себя…

Все мы знаем, что такое ночь. Порой от единственного упоминания о ней нам представляются: темнота, мрак, неизвестность, страх. Но спешу вас уверить, ночь не всегда является такой мрачной, холодной и беспроглядной, как кажется на первый взгляд, в ней преобладают и другие характеры: загадочность, непредсказуемость, романтика. Она бывает разной. Иногда её настроение зачастую меняется от той же погоды, на которую выпадает эта самая ночь. Тогда она может быть шумной и ветреной, очень тёмной и пасмурной, или напротив, светлой и совершенно безоблачной.
Ночь – она, как и день, может меняться множество-множество раз, принося за собой что-нибудь действительно интересное. Но временами не каждый замечает эти чудесные изменения. Например, вы когда-нибудь видели звёздное небо? При ярком свете, его не будет видно даже ночью. Но если вы выключите дома свет или лучше выйдите из дома в затемнённый от фонарей уголок и поднимите голову, то увидите всю красоту и великолепие звёздного ночного неба.
Звёзды – они как сотни… нет, тысячи… миллионы световых огоньков, загадочно мерцающих на тёмном небосводе. Такие прекрасные, но такие далёкие. Порой так и хочется дотянуться до них, даже зная, что это попросту невозможно.
Звёздное небо несёт в себе много чудес, а ночь, единственная кто приносит эти чудеса. И луна – самая известная из них наблюдаемая в ночи. Такая яркая и загадочная, она тоже встречается разная. Но самое, наверное, занимательное наблюдение – это звездопад. Он происходит каждый год и иногда даже по нескольку раз. Увидеть звездопад – большая удача удивительному явлению. Говорят, если загадать желание на падающую звезду, то оно обязательно исполнится, где бы ты ни находился.
Такой вечер выпал и на этот раз.
Луноцвет сидел под высоким деревом. Спиной прислонившись о чёрный ствол, лесной человечек, слегка приподнял голову, устремив взгляд к потемневшему безоблачному небу. Небо было усеяно тысячами точечных звёзд – таких загадочных и одиноко мелькавших в глубине космической синевы, они доносили своё далёкое сияние и блеск до такой же далёкой земли. Неволей они складывались в самые причудливые созвездия, которые только может уловить воображение.
Конечно, многие созвездия, составленные по заумным астрономическим книжкам, и наполовину не имеют ничего общего с опубликованными в них названиями. Вот к примеру, созвездие Большой Медведицы, определённо напоминает видом ковш. С этим зрительным фактом, спорить не осмелится никто. Однако ничего общего с медведицей, не внешне, не отдалённо, даже не напоминает. Разве что очень отдалёно и при ярко выраженной фантазии. С таким же успехом на её месте можно придумать всё, что только позволяет воображение. Почему же его не назвали тогда созвездие Ковш? Ведь оно гораздо больше напоминает именно его. Луноцвет это созвездие в шутку представляет за детскую забаву деревенских ребят – уносящегося порывами ветра воздушного змея. И пусть Луноцвет только издали наблюдал за ним, со стороны созвездие выглядело именно так.
Впрочем, должного труда в выдумке названий созвездий нет, вполне хватит и любопытства, чтобы самому придумать имя скоплениям звёзд, так прозаично складывающимся в рисунки. Но в эту ночь у маленького волшебника был несколько иной интерес, чем придумывать свои созвездия. Этим интересом был звездопад.
Луноцвет поудобнее пристроился на примятом мхе и снова обратился к небесам. Ему повезло. Небо оставалось почти безоблачным и ясным, и в то же время свежим после вечернего дождя. По правде говоря, Луноцвет ещё вчера волновался, что из-за туч, не будет видно долгожданного звездопада, ведь дождь шёл беспрерывно целых два дня. Но Луноцвет не терял надежду и как видимо не зря. Тучи рассеялись довольно быстро, предоставив ночным наблюдениям раскрытое небо. После дождя оно казалось особенно чистым. Небосвод так и искрил звёздами дальних горизонтов, предвещая скорое событие. Даже луны не было видно. Наставшее новолуние полностью скрыло её сверкающий серп с небесного свода. И теперь ничто не могло помешать предстоящему зрелищу.
Луноцвет снова поправил в нетерпении постилку изо мха. Фелиас задерживался. Казалось, ещё совсем недавно большой филин сидел рядом с Луноцветом, пристроившись на верхней ветке общего дерева. Фелиас всегда разделял подобные события со своим маленьким другом волшебником и сегодняшний вечер, не был исключением. Заняв наилучший обзор для наблюдений, они приготовились к свершению долгожданного звездопада. Но филин – птица ночная, да и к тому же безмерно любопытная – редкий тому случай, и потому, ему крайне сложно усидеть на месте. Луноцвет это прекрасно знал. Он старался не препятствовать другу, да и зачем – ведь если что-то и привлечёт внимание филина, отговорить непутёвую птицу от этого любопытства было уже бесполезно. Так и сейчас – заинтересовавшись в подозрительном шорохе листвы, Фелиас, недолго думая, слетел с насиженной ветви, чтобы расправить крылья на момент томительного ожидания. Но он обещал вернуться.
Луноцвет рассеяно покрутил головой. С отлёта его друга прошло уже немало времени, а Фелиас всё не возвращался. Непроизвольно долгое отсутствие филина, стало невольным поводом волнения маленького волшебника. Однако беспокоило его не столько возможное местонахождение ночной птицы, сколько причина, по которой он мог пропустить такое необыкновенное событие как звездопад. «И куда только мог запропаститься Фелиас?» – подумалось Луноцвету – «Звёздный дождь вот-вот начнётся». Но вопреки всем ожиданиям маленького волшебника, Фелиас, так и не появился вовремя.
Звездопад начался совсем неожиданно и тихо. Мерцанием одного луча, последовал второй, а за ним после третий, и четвёртый, и пятый… Серебряными нитями, они лишь мгновением пролетали над чащей, исчезая в тот же миг где-то вдали. Так начался звёздный дождь.
Луноцвет наблюдал за этим явлением затаив дыхание, позабыв вдруг обо всём на свете. Да, это был самый настоящий звёздный дождь. А бывает ли дождь без воды? Вероятно, что нет. Но звёзды редко падают на землю, пролетая мимо или же попросту не долетая до неё.
Однако то, что произошло в следующий момент, заставило несказанно удивиться Луноцвета, а удивить маленького волшебника было действительно сложно. Одна из капелек звёздного дождя, пролетев над лесом, не исчезла в тёмном небосводе. Выделяясь, она казалась ему ярче всех!
Луноцвет был изумлён, он никогда ещё не видел столь яркой звезды. Неволей создалось впечатление, что она сейчас упадёт прямо на дерево, под которым сидел маленький волшебник. Но этого не произошло. Описав блестящую дугу, звезда устремилась вдаль. Её мимолётный, но красочный полёт, глубоко вписался в память поразительным мгновеньем, далеко не каждый день и ночь, так близко пролетают звёзды. Но куда она летит?
Неожиданно вспыхнув, звезда, поравнявшись с ветвями высоких деревьев, исчезла где-то в лесу. Луноцвет задумчиво проводил её взглядом. Он знал, куда упала звезда.
***
Луноцвету открылась полянка, плавно переходящая в неглубокую заросшую низкими деревьями и кустарниками ложбинку. Затемнённый уголок в глубоких объятьях ночи выглядел мрачно и вместе с тем удивительно прекрасно. Красоту этому месту придавали кружащие в округе светлячки – мерцая, они лениво и бесшумно перемещались во тьме. Словно рассыпанный кем-то бисер, жучки собирались вместе и вновь, неспешно, разлетались по сторонам.
Луноцвет прикрыв глаза, прислушался. Тихо, очень тихо – неслышно было ни шороха, ни шума, ни треска, даже сверчки притихли в этом месте. Вокруг кружила блаженная тишина, ветерком доносился лёгкий аромат вечерницы. И только слабое журчание ручейка нарушала эту тонкую идиллию ночного леса. Но отнюдь, его переливчатый щебет не портил её красоту.
Неудивительно, что маленький волшебник оказался в этой части леса. Отследив путь падающей звезды, Луноцвет, не мог остаться равнодушным. Его никто не звал. Маленькому человечку просто стало занятно, ведь до этого он ещё никогда не видел настоящей звезды, пусть даже и упавшей с неба.
Оглядевшись, Луноцвет заметил отдалённо тускнеющий свет. Исходил он всё от того же ручья. Сомнений не было – именно там затаилась падающая звезда. Лесного человечка пробила мелкая дрожь, остро кольнувшая любопытством – ему стало очень интересно, узнать, наконец, разгадку этого таинственного света.
Луноцвет осторожно подошёл к ручью. Мерцая в темноте безлунной ночи, ручей выглядел весьма необычно. Поверхность воды покрылась сияющей рябью, переменчиво мельтешили пенные пузырьки. Приглядевшись, Луноцвет заметил на его дне нечто маленькое, непонятное. Переливаясь серебром, оно было точно с ладошку маленького волшебника. Его переменный свет, то устало угасал, то прерываясь сиял, словно держась последними силами за жизнь.
Исчезли последние капли сомнений – это была та самая звёздочка, так неосторожно упавшая в лесной ручей. Протянув руку к воде и окунув её практически с рукавом, маленький волшебник легко подхватил дрожащую звёздочку, слегка сжав ладонь. Из-под расступившихся сияющих вод ручья, показался яркий блеск маленькой звезды, её серебряный свет проходил даже сквозь прикрытую ладошку Луноцвета. Он был ни горячим, ни холодным и к счастью больше не угасал. Длинный рукав волшебника немного намок, но это был незначительный ущерб ради спасения маленькой жизни.
Осторожно раскрыв ладонь, Луноцвет, наконец, увидел эту самую упавшую звёздочку. Ничего подобного маленький волшебник ещё в своей жизни никогда не видел. Маленькая и невероятно хрупкая, она напоминала Луноцвету фею. Оторвать взгляда от этого зачарованного света не было сил, так он был прекрасен.
Звёздная «фея» в руках маленького волшебника наконец-то зашевелилась – задрожали хрупкие плечики, приподнялась крохотная белая головка.
— Что произошло? – устало озираясь, изумилась звёздочка – Куда я попала?
— Я вытащил тебя из ручья, – ответил ей Луноцвет на первый вопрос – Это северный лес, – обведя округу рукой, сразу перейдя ко второму – Зачарованная его часть.
— Я спрашивала планету, – насупилась вдруг в его ладони звёздочка.
— Земля, – тихо произнес маленький волшебник после недолгой задумчивости, словно сам был не до конца уверен в верности своего ответа.
В пассивной задумчивости, точно в незавершённом сне, звёздочка обвела взглядом окружавший её тёмный лес. Сонно оглядевшись по сторонам, она склонила головку набок, то ли глубоко задумавшись, то ли заснув. Вдруг звёздочка на ладони маленького волшебника встрепенулась.
— Что ты наделал? – рассердилась она – Как ты только мог! – звонко, словно россыпь сотни серебряных колокольчиков возмущалась звёздочка. Подняв свои маленькие сжатые кулачки, малышка забавно продолжала негодовать. Но предел её сил был пока невелик, и звёздочка, перестав неожиданно сердиться, устало осела на ладони Луноцвета.
— Павшие с неба, не смеют жить! – печально проговорила она, подняв на волшебника взгляд необъяснимо удивительных глаз – Зачем ты вообще спас меня?
С минуту Луноцвет раздумывал над только что сказанными ему словами негодования, беспричинного возмущения и печали, не сразу признаться, поняв, что так сильно в его поступке могло рассердить упавшую с неба звёздочку. А осмыслив, лишь покачал головой.
— Я просто не мог поступить по-другому, – ответил ей маленький волшебник.
Звёздочка снова задумалась. Думала она недолго, и вероятно, решив уже что-то для себя, немного отстранилась, перекатившись на узкой ладошке, обратившись со всем подозрением на Луноцвета.
— Я не исполняю желания, – осторожно сказала она.
— Я тоже, – вздохнул Луноцвет.
Звёздочка непонимающе заморгала, изумленно уставившись на Луноцвета.
Чудеса – не желания, но у них есть одна общая особенность – происходить. Иногда в одно время, а иногда в разное. И случаются они для всех по-разному. Но случаются – в этом и есть их особенность. Поэтому даже такая маленькая космическая росинка как она, знала – желания есть у всех. И волшебники в этом деле не исключение, совсем напротив – желаний у них всегда было много. В этом звёздочка никак не сомневалась. Однако сами волшебники, далеко не все способны исполнять эти самые желания, может, поэтому многого и хотят.
— Чего же ты тогда от меня хочешь? – поинтересовалась звёздочка.
Вместо ответа Луноцвет снова покачал головой, чем очень удивил маленькую звёздочку. Маленькому волшебнику ничего не было надо. Как оказалось, даже упавшая с неба звезда, попавшая в руки, не всегда способна исполнить даже самое заветное желание. Но Луноцвет не расстраивался и не обижался, он по правде и не надеялся получить от звёздочки даже что-то.
— А чего хочешь ты? – спросил её маленький волшебник.
— Я? – опешила звёздочка и на мгновенье задумалась, её взгляд был устремлен к небу. Луноцвет сразу догадался, чего она хотела, это было понятным даже для звезды – вернуться домой.
Глубокое тёмно-синее небо было усеяно сотнями и сотнями сотен звёзд. Они манили своим дальним мерцающим светом, звали её неслышимым голосом, уверяя вернуться обратно на небосвод, но сейчас маленькой одинокой звёздочке оно казалось чужим и далёким.
Звёздочка тяжело вздохнула.
— Это невозможно, – прошептала она – Павшие на землю, не возвращаются в небо.
Луноцвет медленно кивнул, но не согласился. Да, небесный свод раскрывался далеко и очень-очень высоко. До него не так просто добраться, как это может показаться на первый взгляд. По сравнению с ним, мы сами кажемся маленькими и невзрачными. Возможно, так и выглядят те, кто живёт на дальней земле. Чтобы прикоснуться к нему, надо научиться летать.
Научиться этому может каждый, что не раз было доказано. Звезде же, пусть и без крыльев, достаточно было только захотеть. Но для взлёта необходим подходящий толчок или возможно высокая вершина, что послужит стать ближе к звёздному небу. Подойдёт, казалось бы, любое высокое дерево, или, может быть, гора. Но, к сожалению подобных великанов, среди деревьев в северном лесу было немного, а горы находились не в одном дне пути отсюда. Однако на памяти Луноцвета была подходящая вершина.
— Невозможного нет, – загадочно проговорил Луноцвет и слегка приобняв звёздочку в ладони, увлёк за собою в ночную темноту.
***
Теперь они стояли на просторном рослом пригорке, посреди тёмного почти чёрного леса. Здесь небо и вправду становилось ближе, в нём была заметна каждая незначительная деталь, будь то далёкая звезда или туманное тучное облачко. Небосвод двигался, вертелся и плыл, от неожиданного к нему приближения, неволей кружилась голова. На самом деле, пригорок был не таким и высоким, как казался сначала. Он просто располагался в таком особенном месте, где все звёзды становятся, как на ладони, где небесная жизнь движется и живёт собой. Потому то, наверное, она и казалась такой близкой. Этот пригорок был подходящей точкой, чтобы упавшая звёздочка, наконец, снова могла вернуться на небо.
Луноцвет поднял маленькую звёздочку к тёмному небу. Она тоже чувствовала это, чувствовала, что вот-вот снова взлетит. Но неожиданно звёздочка оступилась. Схватившись за тонкие пальцы волшебника, и припав к его ладони, она в страхе заверещала. Её крик походил на стрекотание кузнечиков.
— Нет! Мне нельзя! Я не могу! – испуганно проговорила звёздочка – Я ведь исчерпана! Упала! А упав невозможно взлететь!
Луноцвет изумлённо поглядел на звёздочку в своих руках. Сжавшись в его ладонях, она выглядела ещё меньше и несчастней. Ему было её искренне жаль – сколько же неуверенности может поместиться в столь маленьком существе, пережив лишь одно единственное падение. Такой растерянной казалась ему маленькая звёздочка.
— Почему? – спросил Луноцвет – Разве ты не хочешь домой?
— У нас нет дома, – честно ответила маленькая звёздочка – Мы путешествуем по звёздному небу. Космос и есть наш дом.
— Ты не любишь путешествовать? – поинтересовался маленький волшебник.
— Люблю, – призналась она – Но больше не могу. Я исчерпала себя.
Луноцвет укоризненно покачал головой, в корне не согласный с этим высказыванием.
— Ты наполнена светом, – сказал он ей – И продолжаешь сиять. В тебе ещё полным-полно сил!
— Я упала. И не могу больше летать, – упрямилась звёздочка – Отнеси меня лучше обратно к ручью, – тихо всхлипнула она – Я больше ни на что не способна.
Луноцвет вздохнул. Звёздочка в его руках оказалась не столько упавшей, сколько потерянной. И потерянной она была для самой себя. Она боялась. Боялась тех возможных неудач, что постигнут её, взлети она снова. Звёздочка боялась упасть вновь. Трудности обременяют и тяготят, подавляют уверенность, заставляют падать, не позволяя нам снова взлететь. Луноцвет и сам был очень неуверенным в себе человечком, частенько боялся и волновался понапрасну, он не раз переживал падения, но всегда верил только в хорошее. Луноцвет знал – возможно всё. Маленький волшебник был уверен, что разрешимо даже всё невозможное, пусть этому и требовалось чуть больше положенного времени. А звёздочка пусть и казалась маленькой, была полна сил, жизни и яркого света, она способна летать – Луноцвет это прекрасно видел и знал. И сейчас ей просто необходима была поддержка её уверенности. Но что сказать?
Луноцвету вспомнились далёкие слова, некогда сказанные ему самому:
— Когда-то мне говорили, что все звёзды когда-нибудь падают с высоких небес, – задумчиво проговорил маленький волшебник – Опьянённые, не то счастьем, не то страданиями, они стремятся к земле. Одни так и не долетают, растворяясь ещё в небесах, другие пропадают бесследно уже на земле. Тебе же повезло больше всех – ты осталась живой и сияющей, а значит счастливой. Так что же тебе мешает осуществить своё желание? – спросил он маленькую звёздочку.
Звёздочка осторожно покачала головой. Она была поражена до глубины души – ещё никто в жизни маленькой звёздочки не говорил таких чистых и искренних слов. Они рассеивали её сомнения, придавая звёздочке сил и решимости.
— Ты, правда, так веришь в меня? – взволнованно прошептала маленькая звёздочка. Луноцвет ей не ответил. Замерев в задумчивом ожидании, он продолжал надеяться, что звёздочка его поняла.
Маленькая звёздочка медленно повернулась, устремившись взглядом к открытому небу. Она внимательно следила за движением звёздного небосвода – прежде ей ещё никогда не приходилось наблюдать за небом с другой стороны. Её привлекал этот океан глубинной пустоты и цвета, что неволей притягивал и завораживал своей пустотой. Притягивали и дальние звёзды, мелькавшие в чёрном поднебесье, они делились своим искрящимся светом, пролетая ради этого момента тысячи световых лет. Маленькая звёздочка вздохнула – когда-то и она точно так же испускала этот заманчивый свет, надеясь донести его яркость как можно дальше, за пределы, так когда-то казалось, недалёкой обители. А проследив за редким мерцанием последних ниточек павших звёзд, поняла, как же ей всё-таки повезло. Теперь она была готова вернуться.
Вдруг звёздочка вспыхнула ярким чистым светом в руках маленького волшебника. Он искрился теплом, приятно обжигая прохладные ладони. Игристый переливами свет, искрами падал в траву. От его яркости Луноцвету слепило глаза. Но маленький волшебник не опускал руки, терпеливо продолжая держать звёздочку на весу. Прищурившись, он смог только разглядеть её тонкую исчезающую фигурку света. Она была, наконец, готова взлететь.
— Знаешь, – вдруг проговорила звёздочка – Я только однажды слышала: неважно в кого ты веришь, есть он или существовал ли вообще – он всё равно живёт в том мире, какой бы правды она ни была, – маленькая звёздочка осторожно повернулась к Луноцвету – Это и волшебников касается, да? – в яркости белого света проблеснули всё те же, но теперь уже наполненные радостью, удивительного цвета глаза.
Луноцвет не успел ей ответить. Прежде, чем он успел ей хоть что-то сказать, звёздочка, заискрившись, стрелой вспорхнула с ладоней маленького волшебника, оставляя за собой рассеянный след звёздной пыли.
Через некоторое время маленькая звёздочка ярко сверкнула на небесах. Её сложно было не узнать среди сотен других видимых звёзд, ведь они все были такие разные. Игриво подмигнув на прощание, она вскоре совсем исчезла с небесного горизонта.
На равнине уже начинало светать, а Луноцвет всё продолжал стоять, провожая взглядом встречные звёзды. Звёздная пыль давно осела, но маленький волшебник до сих пор чувствовал её осадочное тепло. Происходящее вокруг сейчас не имело никакого значения, он вспоминал маленькую звёздочку. Момент, что пролетел для него всего в одно мгновение.
«А я всё равно загадал желание» – подумал Луноцвет – « О нём мне остаётся только мечтать. Но я не теряю надежды, что однажды моё желание обязательно исполнится, даже если оно так далёко от невозможного»…

↓
Перейти к верхней панели